Северная и Южная Дакота после карантина 2020

Telderi

… В Северной Дакоте мы сделали всего одну ошибку – не там поселились. Нет, не подумайте, что было как-то опасно и плохо, просто далеко от нац. парка Т. Рузвельта.

Часть 1.

— Куда мне отсюда идти?
— А куда ты хочешь попасть?
— А мне все равно, только бы попасть куда-нибудь.
— Тогда все равно куда идти. Куда-нибудь ты обязательно попадешь. © Алиса в Стране Чудес.

Шел пятый месяц коронобесия. Граница частично на замке, в обществе черно-белый раскол с передергами в обе стороны, а у нас нарисовалось второе пост-ковидное путешествие. Первое состоялось в самом начале июня во Флориду, где удалось очень неплохо отдохнуть на острове Marco Island.

Теперь же душа просила не моря, а лесов, холмов, и походов по тропам. Путешествие формата «неделька» аккурат перед началом нового учебного года не предполагало долгого планирования. Так куда податься, если за плечами уже исхожено 40 штатов? Очевидно, в такие места, до которых в «обычной» жизни путешественника всё никак руки/ноги не доходят – то добираться неудобно, то нет каких-то крупных достопримечательностей уровня “Wow!”.

В нашем случае таким местом стала Северная Дакота, но с подстраховкой. Прибавили к ней Южную соседку, где довелось уже побывать в 2014 году. Впечатления >>

Это на случай, если в Северной совсем нечего будет смотреть, так хоть будет какая-никакая гарантия недаром потраченного времени. Но оказалось, что Северная Дакота вполне достойна даже отдельной поездки – столько там всего нашлось интересного.

Летели условно-бесплатно на United Express – использовали ваучеры за отмененные ранее билеты. И если в июне в аэропортах было полтора человека от силы, то сейчас хьюстонский IAH работал на полную катушку. Пришлось даже воспользоваться проходом TSA pre-check, чтобы не стоять в очередях.

Народ носит маски (в Техасе все еще обязательно в общественных местах). Встречаются параноики в “whole body suits”, запаянные от пяток до макушки в скафандры. Обычные пассажиры от таких шарахаются, мало ли чего в голове у тех, кому извилины заменил телевизор. Как говорится, дураки — не обязательно основная часть общества. Но зато они всегда на виду.

До места назначения — городка Rapid City долетели чуть меньше, чем за три часа. Самолет полупустой; сидели не то что через ряд, а через два и даже три. Стюардесса одна. Быстро раздала воду и печенье, и больше не контактировала с пассажирами.

В аэропорту Rapid City маски уже были не обязательны, народ ходил расслабленный и дружелюбный.

Самые лучшие цены на аренду машин оказались у Hertz, который объявил себя банкротом ранее в этом году. Более того, они скооперировались с авиакомпанией United, и теперь мили можно было зарабатывать при аренде машины, как и делать бесплатный upgrade. Подробности >>

Еще одним бенефитом мы воспользовались прямо на месте. Почему-то в тот день и час к стойке Hertz выстроилась нехилая очередь из прилетевших, видимо, демпинговые цены привлекли многих. Но нам был положен “expedited rental service” в рамках упомянутой выше программы (обслуживание вне очереди), что пришлось как нельзя кстати. Да и машину выдали классом выше, чем заказывали – симпатичную и просторную Toyota 4Runner SR5.

Маршрут на неделю получился такой:

Rapid City (Юж. Дакота) – монумент Devils Tower (Вайоминг) – переезд в Dickinson (Сев. Дакота) – Medora – национальный парк им. Теодора Рузвельта – переезд в нац. парк Badlands (Юж. Дакота) – Minuteman – гора Rushmore – окрестности Rapid City.

Как видим, из Южной Дакоты мы не поехали прямиком в Северную, а задали крюк через Вайоминг.

А всё почему? А по той же причине: хотелось, наконец, доехать до природной достопримечательности с говорящим названием «Башня дьявола», которая все время оставалась в стороне от предыдущих маршрутов.

Что в Дакотах, что в Вайоминге, народ четко соблюдал скоростной режим, не превышая даже на 5 миль. Да из зачем, при разрешенных-то 80 mph (130 км/ч)! Бэби-бумеры на мотоциклах составляли изрядную долю от всего трафика. Ездили они обычно компаниями по 10-15 мотоциклов, предпочитая живописные горные шоссе автострадам.

В магазинах народ на 90% белый, встречаются индейцы (обычно пьяные в стельку); цены на всё в полтора-два раза ниже хьюстонских.

Товарищи Фанатюк и Сатанюк

Горячая тема предстоящих выборов президента США в обеих Дакотах не такая уж и горячая. Как и весь крепкий средний запад США, эти штаты будут голосовать за Трампа.

Соображения разные: кто идейный, и реально поддерживает текущего президента, а кто голосует «от противного». Понятно, что действующая власть не айс, но предлагаемый в качестве альтернативы живой труп-марионетка совсем уж ни в какие ворота. Придется выбирать наименьшее зло, как и в прошлый раз.

Гениальные Ильф с Петровым давно уже все предсказали.

«Известная в деловых кругах Москвы контора по заготовке Когтей и Хвостов переживала смутные дни. В конторе шла борьба титанов: начальник учреждения товарищ Фанатюк боролся со своим заместителем товарищем Сатанюком.

Если бы победил титан Фанатюк, то всем сторонникам Сатанюка грозило бы увольнение. Победа же титана Сатанюка вызвала бы немедленное изгнание из конторы всех последователей Фанатюка.

Причины спора были уже давно забыты, но отношения между титанами обострялись все больше, и момент трагической развязки близился.»

«1001 день, или Новая Шахерезада»

В честь товарища Фанатюка, тьфу ты Трампа во многих городах устроены так называемые “Trump shops”. Это по сути торговые палатки, где продают бейсболки, футболки, шарфики, чашки и кухонные передники с Трамповой физиономией и соответствующими лозунгами. Желающих купить не то, что много, а _очень_ много.

Andrew Caballero-reynolds/AFP via Getty Images:

Владелец одной из заправок, где мы остановились передохнуть, узнав, что заехали русские, радостно поднял большие пальцы вверх.

— We would like to see just as strong president in our country as in yours, — простодушно заметил он.

(- Мы бы хотели видеть такого же сильного президента в нашей стране, как в вашей). Вот такие мысли у простого работящего народа, а вовсе не то, что льют в уши СМИ.

А вообще, мы любим пугать удивлять «русскостью» местное население. Иногда завязываются очень интересные диалоги в самых неожиданных местах. Например, на подъемнике в колорадские горы, где сосед-американец радостно мне вещал, как пытался без документов пересечь российскую границу со стороны Финляндии. И приводил такие детали, что было понятно – не врет 🙂

Но чаще, конечно, встречаются совершенно бесхитростные аборигены, как та официантка в Медоре, которая, задав дежурный вопрос: “Where are you from?” и услышав: “Russia!”, сделала огромные круглые глаза, и после продолжительной паузы, выдавила шепотом:

— For real? (- Правда что ли?)

Смотрела она на нас со смесью испуга и удивления, наверное, ожидая увидеть рога и копыта.

Кстати, о копытах.

Devils Tower

Через два часа после выезда из Rapid City, над деревьями мелькнула верхушка Devils Tower.

Башня дьявола – это монолит вулканического происхождения, высотой 1558 метров. Она образовалась из магматического расплава, который поднялся из глубин Земли и застыл в виде шестигранных колонн.

Возраст наиболее древних геологических отложений, представленных на территории памятника природы, оценивается от 225 до 195 миллионов лет.

Башня дьявола является первым объектом, который был признан «национальным монументом» США, получив свой статус от президента Теодора Рузвельта в 1906 году.

В год башню посещает около 400 тысяч туристов; 1% из которых залезает наверх (6 смертельных случаев за 83 года наблюдений).

За въезд на территорию монумента берут $25 с машины.

Самый частый вопрос, который задают рейнджерам туристы – что там наверху? Потому как легенд в народе ходит масса. Самые безумные: там вход в шахту; там стоит святой, который раскрывает смысл жизни; там Макдональдс; там портал к инопланетным мирам; там сидят сами инопланетяне… Список можно продолжать.

есть всё же разум во вселенной,
раз не выходит на контакт

На самом деле, верхушка Башни плоская, размером с футбольное поле, поросла травой и кактусами. Зеленые человечки не гарантированы 😉

Photo credit by hashtag magazine:

У индейцев Башня дьявола (они называют её «Медвежья гора») считается священным местом, рядом с которым проводятся традиционные обряды и церемонии. На 2-км тропе вокруг башни (Tower trail) можно увидеть деревья с привязанными кусочками ткани («молитвенные связки»), которые просят не трогать и не развязывать.

Visitor center закрыт из-за ковида, но снаружи размещен стол, где можно взять карты и буклеты. Тропа вокруг башни ведет через светлый лес, набор высоты небольшой, встречаются олени, много птиц, и застывших над головой скалолазов. Если по пути – то обязательно заезжать.

Северная Дакота

В Северной Дакоте мы сделали всего одну ошибку – не там поселились. Нет, не подумайте, что было как-то опасно и плохо, просто далеко от нац. парка Т. Рузвельта. А так как парк мы планировали исследовать два дня, то лишние мили по шоссе в городок Дикинсон и обратно прибавили час-другой.

Лучше всего для базы выбрать город Medora, но на нужные нам даты просто не было мест в гостиницах. Карантин, говорите? Самоизоляция? Не, не слышали.

Северная Дакота – один из самых малонаселенных штатов США. Там проживает всего около 750 тысяч человек. Да, на весь штат. Причем, основная часть – эмигранты и их потомки: 49% немцев, 30% норвежцев, остальное делят шведы, англичане, и прочие французы. Русских – 25 тысяч человек.

С. Дакота является преимущественно сельскохозяйственным штатом: выращивают пшеницу, рожь, подсолнечник, ячмень, лен. Лучшие урожаи дает как раз пшеница, привезенная сто лет назад из России — её называют «красная пшеница».

Хорошо развито животноводство (производство мяса и шерсти). И так продолжалось бы еще долго, если бы…

Если бы в начале двухтысячных годов здесь не нашли огромное месторождение легкой нефти (англ. Bakken formation), что породило широко известный North Dakota oil boom (Нефтяной бум в Северной Дакоте). Он привел к созданию такого количества рабочих мест, что Северная Дакота стала штатом с самым низким уровнем безработицы.

Нефтяной бум вывел Северную Дакоту в число ведущих нефтедобывающих штатов. Еще в 2007 году она занимала 8-е место, в следующем году обогнала Вайоминг и Нью-Мексико; через год — Луизиану и Оклахому. Калифорния осталась позади в 2011. В марте 2012 года за плечами оказалась Аляска, и Северная Дакота стала вторым по добыче нефти штатом в стране, уступая только Техасу.

Но на данный момент добыча сильно просела из-за глобального падения цен на нефть. На сентябрь 2020 более 80% буровых установок закрыто до лучших времен. «Тек ойл, да вытек».

Силуэты нефтекачалок по обочинам дорог сопровождали нас практически на всем пути. Знакомая по Техасу картинка 🙂

Но Дакоте есть еще чем гордиться, кроме нефти. Например, здесь расположен географический центр всея Северной Америки. А еще у них есть… кости. Один из шуточных девизов штата:

— Um … We’ve got … Um … Dinosaur Bones? Yeah, Dinosaur Bones!!! (- Ээээ… что у нас есть… эээ… а, кости динозавров у нас есть!!!)

Но есть и еще кое-что.

Вот что посмотрели в Северной Дакоте:

Национальный парк Теодор-Рузвельт (англ. Theodore Roosevelt National Park).

26-й президент США, республиканец Теодор Рузвельт, впервые приехал в Северную Дакоту в сентябре 1883 года, чтобы поохотиться на бизонов. Охота была успешной, и «Тедди» навсегда влюбился в «совершенную свободу» Запада и местный суровый образ жизни. За 14 тысяч долларов он построил здесь ранчо, потом через несколько лет еще одно.

Свой охотничий опыт на Западе он с большим энтузиазмом описывал в очерках, опубликованных в различных газетах и ​​журналах. Например, «The Wilderness Hunter» — этакие тургеневские «Записки охотника».

А после смерти Рузвельта в 1919 году здесь решили создать национальный парк. Кстати, единственный в своем роде американский нац. парк, названный в честь одного человека.

В год парк посещает около 700 тысяч человек. Относительно немного, если сравнить хотя бы с тем же Гранд Каньоном (там 6 миллионов). Парк в основном популярен среди любителей пеших прогулок и верховой езды. Ну и без дикой живности не обойтись – полно бизонов, диких лошадей, и наших старых знакомцев – луговых собачек.

Из самого интересного, что можем порекомендовать в парке:

1). Тропа Big Plateau (8,7 км туда-обратно). Относится к категории средне-сложных.

Начинается сразу с весёленького – с перехода вброд речки Little Missouri river. Течение довольно бодрое, лучше утром переходить.

Потом недолго через заросли полыни, и начинается подъем. В некоторых местах довольно крутой, но минут за 20 можно управиться. После этого оказываешься на краю… города.

Как я уже писала в подробном очерке по луговым собачкам:

Так вот, таких огромных «городов» еще не доводилось видеть. Все плато, аж до самого подножия гор, было изрыто норами этих самых собак.

Они пугливые, близко не подпускают, и активно пользуются своей собственной системой сигнализации. Подробности см. в фоторепортаже >>

2). Тропа к Окаменевшему лесу (Petrified Forest trail). Кольцевая тропа на 10 с лишним миль, но всю ее не обязательно проходить, чтобы добраться до места, где лежат окаменелые останки деревьев. Достаточно будет и северной ветки North fork.

В Соединенных Штатах есть несколько замечательных окаменелых лесов: в Аризоне, рядом с Йеллоустоуном, в Калифорнии… Местные деревья, возрастом от 55 до 67 млн лет – это бывшие Метасеквойи (Metasequoia glyptostroboides).

В парке Рузвельта останки деревьев разбросаны по обширному плато, между ними вполне можно ходить и трогать. На ощупь – типичная древесина, по составу – камень.

Метасеквойя интересна тем, что была сначала обнаружена в ископаемом состоянии, долгое время считалась вымершей, и только в 1941 году были найдены живые деревья, чудом сохранившиеся в горах Китая. Продолжительность жизни дерева составляет около 600 лет.

Окаменелыми деревья становятся, когда их древесина замещается различными минералами кремнезёма (халцедоном, кварцем или аморфным опалом). При этом структура дерева нередко хорошо сохраняется, отчётливо видны, например, годичные кольца.

Процесс окаменения происходит под землёй, когда дерево оказывается похороненным под осадком, но не портится из-за недостатка кислорода. Богатая минеральными веществами вода, текущая сквозь осадок, приносит минералы в клетки растения, и когда целлюлоза распадается, остаётся камень, повторяющий первоначальную форму.

Наличие тех или иных примесей химических элементов, таких как железо, марганец, медь, в воде (грязи) во время процесса окаменения придает создающемуся окаменелому дереву ту или иную окраску из довольно широкого диапазона цветов: кобальт/медь – зеленый и синий, оксид железа – красный, марганец – розовый и оранжевый.

3). Ну и на закуску еще более удивительное явление в парке Рузвельта – Пушечные ядра. Нет, это не артефакты со времен войны Севера и Юга, а довольно интересное геологическое образование, которое называется «конкреция».

— Конкретику давай!

Конкреция (от лат. Concretio — стяжение, сгущение) — шаровидный (иногда как бы сплюснутый, неправильно округленный) минеральный агрегат. В центре конкреции нередко находится включение органического состава, которое послужило затравкой для начала её роста (кусок ракушки или лист). Чаще всего конкреции образуются в пористых осадочных породах — песках и глинах. Размеры этих образований — от миллиметров до десятков сантиметров, а иногда даже до метра и более.

В Северной Дакоте эти «ядра» были довольно внушительных размеров, некоторые до 3 метров в диаметре. Часть из них уже выпала из породившей их стены, а другие всё еще торчали в нескольких метрах над землей.

Кстати, конкреции бывают даже медные, или того похлеще – золотые. Они образуются в огромных количествах на океаническом дне и рассматриваются как перспективный сырьевой ресурс будущего.

— В окрестностях парка Рузвельта есть очень хорошая конюшня Medora trail rides. Лошади у них спокойные, ухоженные, послушные. За $40 можно заказать часовую прогулку с гидом по холмам и долинам.

— Самое удивительное, что удалось сделать в тамошних краях – сходить на мюзикл. Да, в «деревенской» Дакоте в городке Медора проходит шоу на тему «Дикий Запад». Тем более было приятно, что в нынешние короновирусные времена, где-то еще сохранились островки былого, где можно было наслаждаться хорошей живой музыкой, сильными голосами, и сидеть без масок 🙂 Это, конечно, не уровень лондонских постановок, но и не школьная самодеятельность. Рек.

— А на мюзикл лучше всего отправляться на сытый желудок. Тем более, что поблизости можно отведать местную диковинку – Pitchfork steak fondue. Повара – плечистые и мускулистые ковбои – накалывают на вилы сразу по 4-5 стейков, и затем опускают их в чаны с кипящим маслом. Там мясо готовится около 5 минут до стадии medium-rare, после чего его можно раздавать гостям. За 12-унцевый стейк (340 г) плюс овощи и салаты buffet-style хотят $30. Честно скажу, что в Техасе стейки на много (на мнооого!) вкуснее, но тут подкупила экзотичная подача. Второй раз бы не пошли, но в качестве одноразового мероприятия вполне подходит.

— Еще достоин рекомендации местный краеведческий музей, где тех самых «костей динозавров» просто завались. Расположен в городке Дикинсон, буквально в 5 минутах от гостиницы.

Музей небольшой, но насыщенный. Они обладают полными скелетами стегозавра, аллозавра, трицератопса, эдмонтозавра и альбертозавра. Среди них есть «Билл» — один из лучших настоящих черепов Triceratops prorsus, выставленных где-либо в мире.

Также полно зубов и когтей древних млекопитающих, и неожиданно хорошая большая выставка разноцветных кристаллов, минералов и драгоценных камней. Это коллекция мирового уровня, включающая экспозицию минералов, которые светятся в ультрафиолетовом свете.

И уже выезжая из Северной Дакоты в сторону Южной, мы часть пути проехали по Enchanted highway. Зачарованное шоссе — это собрание самых больших в мире скульптур из металлолома, построенных с интервалами на 50-километровом участке двухполосной дороги.

Задумал проект и начал его строить в 1989 году местный художник Garry Greff. Таким образом он намеревался привлечь внимание к своему родному городу Regent, через которое проходит шоссе. А то что-то никто в эти дебри заезжать не хотел…. Так появились инсталляции «Гуси в полете», «Кузнечики», «Мечта рыбака». Не сказать, правда, что они представляют какую-то художественную ценность, но вот «Гуси», например, попали в Книгу рекордов Гиннеса как самая большая в мире скульптура из металлолома.

Штат Северная Дакота выделил 75 000 долларов в своем бюджете на 2019–2020 годы, чтобы помочь Греффу поддерживать скульптуры; до этого года он использовал свои собственные деньги и пожертвования на содержание. А «Зачарованное шоссе» привлекает теперь около 6000 туристических автомобилей в год.

Дальше к югу потянулись бесконечные пашни, поля, и снова поля. Пейзаж довольно однообразный, да и попутных городков не много. Впереди ждала Южная Дакота, и первая остановка – Badlands National park.

Продолжение следует…

kwork




Source link

Напишите комментарий

  • 12 − девять =